Уроки Православия. Поучения аввы Дорофея с прот. Алексием Яковлевым. Урок 7

В заключении — ответы на вопросы и чаепитие. Беседы ведёт священник Павел Семёнов.

Поучение четвертое О страхе Божием

Предисловие Предлагая просвещённому вниманию любителей отеческих писаний перевод на русский язык книги поучений преподобного аввы Дорофея, считаем не излишним сказать несколько слов о сем издании. Перевод сей сделан с греческой книги, изданной в Венеции, в году, и тщательно сличён со славянским переводом, который совершён ещё в начале столетия и издан первый раз в Киево-Печерской Лавре архитипографом оной иеросхимонахом Памвою Берындою в году [1], а ныне печатается без всякой перемены при славянском переводе трудов св.

Ефрема Сирина, составляя 4-ю часть оных. Через сие сличение все неудобопонятные места славянского перевода для большей части читателей тёмного уже по самой древности языка и некоторым особенностям в выражениях получили надлежащее исправление, а те места греческого текста, которые оказались особенно несходными со славянским переводом, выставлены нами в подстрочных примечаниях, где помещены также и немногие необходимые пояснения.

Вместо нескольких вопросов и ответов на них свв. Дорофея, мы поместили здесь все письменные беседы между великими старцами и достойным учеником их преп.

Эта же мысль о страхе Божием вновь подчеркивается в Новозаветных книгах: Авва Дорофей указывает на необходимость памяти смертной, а также.

Вперед Однако невозможно достигнуть совершенного страха иначе, как только первоначальным страхом. Ибо трояким образом, как говорит Василий Великий [ [25] ], можем мы угодить Богу: Ибо сын, когда приходит в совершенный возраст и в разум, исполняет волю отца своего не потому, что боится быть наказанным, и не для того, чтобы получить от него награду, но собственно потому и хранит к нему особенную любовь и подобающее отцу почтение, что любит его и уверен, что всё имение отца принадлежит и ему.

Таковой уже не боится, как мы сказали, Бога, конечно, тем первоначальным страхом, но любит Его, как и святой Антоний говорит: И Господь, сказав Аврааму, когда он привёл для жертвоприношения Ему сына своего: Ибо иначе как бы он сказал: Очевидно, что Он говорил здесь о совершенном страхе, свойственном святым, которые уже не по страху мучения и не для получения награды исполняют волю Божию, но, любя Бога, как мы многократно говорили, боятся сделать что—либо против воли Бога, ими любимого.

Посему—то и говорит Апостол: В сём состоит совершенный страх. Но невозможно как мы уже сказали выше достигнуть совершенного страха, если кто прежде не приобретает первоначального.

Действительно, когда мы говорим, что человек боится боли, боится болезни, темноты, высоты, часто человек боится еще каких-то вещей, страданий, еще чего-то — это все связанно именно со страхом смерти, потому что если бы у человека не было страха смерти, если бы смерть не стояла перед ним, рядом с ним, то он ее не отгонял бы от себя в дальний угол, не боялся бы, например, темноты. Ведь темнота — это неизвестность того, что будет дальше, что может лишить тебя этой жизни.

Не все, но многие; маленькие дети боятся темноты, взрослые тоже боятся, особенно женщины. А многие не боятся, но боялись. Ведь все-таки стараются не по темной улице идти, а по светлой, правда? Кто-то боится болезней, кто-то боится боли, — да боли все боятся; крови мы тоже боимся, даже одного вида крови.

Авва Дорофей. Душеполезные поучения: Поучение четвёртое. О страхе Божием. Святой Иоанн говорит в Соборных посланиях своих: совершенна.

Поучение восьмое О злопамятности Отцы сказали, что монахам несвойственно гневаться, также и оскорблять кого-либо, и ещё: Что же должны мы сказать о себе, когда мы не только не оставляем раздражительности и гнева, но и предаемся злопамятности? Что нам делать, как не оплакивать такое жалкое и нечеловеческое устроение душ наших? Итак, будем внимать себе, братия, и постараемся с помощию Божиею избавиться от горечи этой губительной страсти. Случается, что, когда между братиями произойдёт смущение или возникнет неудовольствие, один из них поклонится другому, прося прощения, но и после сего продолжает скорбеть и иметь помыслы против брата.

Таковой не должен пренебрегать сим, но пресечь оные вскоре, ибо это есть злопамятность; а она, как я сказал, требует от человека многого внимания, чтобы в оной не закоснеть и не погибнуть. Кто поклонился, прося прощения, и сделал это ради заповеди, тот в настоящее время исцелил гнев, но против злопамятности ещё не подвизался, и потому продолжает скорбеть на брата.

О СТРАХЕ БОЖИЕМ

Перевод сей сделан с греческой книги, изданной в Венеции, в году, и тщательно сличён со славянским переводом, который совершён ещё в начале столетия и издан первый раз в Киево-Печерской Лавре архитипографом оной иеросхимонахом Памвою Берындою в году,[1] а ныне печатается без всякой перемены при славянском переводе трудов св. Ефрема Сирина, составляя 4-ю часть оных. Через сие сличение все неудобопонятные места славянского перевода для большей части читателей тёмного уже по самой древности языка и некоторым особенностям в выражениях получили надлежащее исправление, а те места греческого текста, которые оказались особенно несходными со славянским переводом, выставлены нами в подстрочных примечаниях, где помещены также и немногие необходимые пояснения.

А для этого надо начать со страха Божия. Если вера начинается с покаяния, Авва Дорофей говорит: «Первоначальный страх свойствен нашему.

Мы уже рассуждали о том, что такое свобода. Теперь, беседуя о страхе Божием, попытаемся для начала разобраться, что такое страх сам по себе, потому что страх Божий — категория для мира сего совершенно непонятная. В Соборном послании святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова написано, и авва Дорофей цитирует эти строки: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение.

Боящийся несовершен в любви 1 Ин. Это — великие слова, и тем не менее мы говорим о страхе Божием как об одном из основных понятий духовной жизни, благочестия и аскетики. Как же сосуществуют, с одной стороны, страх Божий, а с другой — Божия любовь, изгоняющая всякий страх? Насколько страх в принципе сопоставим с любовью, верой и надеждой и что делает страх с человеком? Прежде всего, зададимся вопросом:

пїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕ пїѕпїѕпїѕпїѕ пїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕ

Божественный страх"Хорошо написал авва Дорофей в книге своей о Божественном страхе: И отвечал ему старец: Подобное нужно сказать и относительно всякой другой добродетели, если кто в таковой пожелает укрепиться. Желает ли кто стяжать целомудренное и чистое житие, сделайся другом целомудренного и чистого и подражай его жизни. Желаешь ли ты быть смиренным, кротким, незлобивым, подружись со смиренным, кротким и незлобивым.

Ищешь ли ты, чтобы научиться духовному разуму, с духовными мужами часто беседуй, и навыкнешь всякому богоугождению от богоугодных, как говорит Давид:

Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, тот еще новоначальный, ибо он еще не делает Преподобный авва Дорофей.

Серафим Саровский, — прежде всего, должен иметь страх Божий, который есть начало премудрости [Притч. Страх Господень — твердыня души. Страх Господень приводит в порядок духовную мысль Никто из людей так не высок, как боящийся Господа. Кто боится Господа, тот подобен свету, указывающему многим путь спасения. И Сам Бог говорит: Кто достиг любви Божией, тот не желает уже снова пребывать здесь; потому что любовь сия уничтожает страх [1 Ин.

Преподобный Авва Дорофей. Душеполезные поучения: О страхе Божием

О страхе Божием Святой Иоанн говорит в Соборных посланиях своих: Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит:

Преподобного отца нашего аввы Дорофея душеполезные поучения к своим ученикам, составленные им Поучение четвертое. О страхе Божием.

Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит: Святой хочет нам показать этим, что есть два страха: Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, как мы сказали, ещё новоначальный: Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его собственно для того, чтобы благоугодить Ему: Сей-то имеет истинную любовь, которую Святой называет совершенною.

Душеполезные поучения и послания (2)

Святоотеческая Святой Иоанн говорит в Соборных посланиях своих: Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме:

Итак, впервые мы встречаемся с волей Божией о мужчине и . как рассуждает преподобный авва Дорофей о страхе Божием. Он.

Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит: Святой хочет нам показать этим, что есть два страха: Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, тот, как мы сказали, ещё новоначальный: Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его, собственно для того, чтобы благоугодить Ему.

Сей знает, в чём состоит существенное добро; он познал, что значит: Сей-то имеет истинную любовь, которую Святой называет совершенною. И эта любовь приводит его в совершенный страх, ибо таковый боится Бога и исполняет волю Божию уже не по страху наказания, уже не для того, чтобы избегнуть мучений, но потому, что он, как мы сказали, вкусив самой сладости пребывания с Богом, боится отпасть, боится лишиться её. И сей совершенный страх, рождающийся от этой любви, изгоняет первоначальный страх; посему-то Апостол и говорит:

Авва Дорофей - о страхе Божием

История католического пастора часто размышляющего о Боге и вере. Прихожане нередко задавали священнику вопросы, на которые у него не было однозначных ответов. Герой искренне верит в существование Бога до тех пор, пока случайно не встречает на улице проповедника носящего огромный крест. Пообщавшись с миссионером, святейший начинает многое понимать, и открывает для себя ранее неизвестные истины.

Священнослужитель сознает, что укрепление истинной веры требует действий, и он отправляется в путешествие чтобы получить столь же сильное верование, как у повстречавшегося мужчины. По пути пастор знакомится с совершенно разными неверующими людьми, у каждого своё прошлое, но все находятся в поисках чего-то большего.

Максим Исповедник трактует о страхе Божием, подобно Клименту Александрийскому, как Авва Дорофей называет этот последний страх страхом для.

Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит: Святой хочет нам показать этим, что есть два страха: Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, как мы сказали, ещё новоначальный: Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его собственно для того, чтобы благоугодить Ему:

Молитва от гнева аввы Дорофея